ГРОМАДЯНСЬКЕ СУСПІЛЬСТВО УКРАЇНИ

Ирина Халип: Порошенко попросил у Лукашенко "ключи от квартиры"

Не исключено, что президент Украины устал от тупиковой ситуации и готов признать боевиков политической силой, только хочет сделать это чужими руками. А может, Петр Порошенко — гениальный стратег. Просто об этом пока никто не знает.



 

Ирина Халип: Порошенко попросил у Лукашенко

"ключи от квартиры"

 

Эта интрига развивалась слишком стремительно, и подозрения в том, что мир смотрит хорошо поставленный спектакль, были неизбежны. 29 июля Петр Порошенко, казалось бы, неожиданно позвонил Александру Лукашенко и попросил о помощи.

 

По сообщению пресс-службы Лукашенко, помощь заключалась в привлечении Республики Беларусь в качестве площадки для проведения переговоров с участием всех заинтересованных сторон по разрешению украинского кризиса. Александр Лукашенко, разумеется, согласился.

Уже на следующий день министр иностранных дел России Сергей Лавров поблагодарил Лукашенко за помощь: «Мы будем приветствовать контакты и благодарим наших белорусских коллег за то, что они помогают украинцам все-таки сесть за стол переговоров».

 

В тот же день стало известно, что переговоры начнутся 31 июля, а севшие за стол будут называться трехсторонней контактной группой. Немедленно объявили список контактной группы: бывший президент Украины Леонид Кучма, посол России в Украине Михаил Зурабов и официальный представитель действующего председателя ОБСЕ по вопросам урегулирования ситуации в Украине Адельхейд Тальявини.

 

А в четверг, 31 июля, переговоры действительно начались — в резиденции «Заславль» под Минском, известной еще с советских времен тем, что там в 1973 году Брежнев с Никсоном встречался. Повестка была объявлена еще накануне: это не переговоры по урегулированию конфликта, контактная группа будет обсуждать всего лишь два вопроса — освобождение заложников, захваченных боевиками (168 человек), и обеспечение допуска международных экспертов на место падения самолета «Малайзийских авиалиний».

 

За те полтора суток, что прошли между телефонным звонком Порошенко в Минск и началом переговоров, многие политологи и в Украине, и в Беларуси, и в России успели высказаться насчет того, что Лукашенко в качестве посредника в переговорах заработает себе очков и улучшит отношения с Западом, а заодно и собственный имидж.

 

А Леонид Кучма еще до начала переговоров успел встретиться с Лукашенко и услышать от него: «Вы не читайте и не слушайте, что тут всякие говорят о каком-то пиаре, имидже. Нам ничего этого не надо». Нет, оно, конечно, надо, но это тот редкий случай, когда Лукашенко прекрасно понимает: это — не его игра. В этих переговорах он не посредник. (Да и все официальные белорусские пресс-службы на вопросы журналистов отвечали одно: Беларусь не имеет никакого отношения к происходящему, обращайтесь в соответствующие пресс-службы Украины и России.)

 

Порошенко, условно говоря, всего лишь попросил ключи от квартиры: тут одним хорошим знакомым встретиться негде, а у тебя вроде хата свободная, будь другом, дай ключи и погуляй где-нибудь часов до одиннадцати. И Лукашенко предоставил хату знакомым Порошенко.

 

Кто там будет проводить время — не важно. Александр Лукашенко давно страдает от недостатка общения — с тех самых пор, как стал изгоем, вынужденным общаться лишь с себе подобными. Ему не хватает «движухи», и он с удовольствием откликнулся бы на любую просьбу и принял в Беларуси хоть конгресс эндокринологов, хоть краснодарский краевой конкурс казачьих хоров.

 

Ключевое слово всей интриги — «Беларусь». Просто именно эта территория была нужна переговорщикам. С самого начала переговоров 31 июля было непонятно: и зачем было этим троим переться в Минск, чтобы посидеть-поговорить? Михаил Зурабов — посол России в Украине, то есть в Киеве находится постоянно. Леонид Кучма вроде тоже не на Каймановых островах живет. Адельхейд Тальявини, представитель ОБСЕ, в Украину въезжает свободно и на тамошние спецслужбы не жалуется. Так что все они могли спокойно обсудить заявленные в повестке два вопроса, не выезжая за пределы Киевской кольцевой дороги.

 

У них не было необходимости встречаться на нейтральной территории. Зачем, спрашивается, отправились за семь верст киселя хлебать? И еще было совершенно непонятно, почему никто не представляет интересы Украины: Леонид Кучма, конечно, ее бывший президент, но все помнят, кого он выбрал себе в преемники и как рука об руку с Владимиром Путиным проталкивал Виктора Януковича в президенты вопреки избирательному и уголовному кодексам, что и закончилось первым украинским Майданом. На защитника интересов Украины никак не тянет. Да и представитель ОБСЕ Адельхейд Тальявини известна разве что сомнительным докладом о Грузии в ПАСЕ. Сама перспектива переговоров в таком составе выглядела весьма сомнительной.

 

Ответ на все вопросы пришел к концу первого дня переговоров в виде сообщения государственного информационного агентства БелТА: «В Минске проходят очные консультации трехсторонней контактной группы (Украина—ОБСЕ—Россия) по урегулированию ситуации на востоке Украины с представителями руководства самопровозглашенной Донецкой народной республики». Вот, собственно, зачем хлебали киселя.

 

На эти переговоры тайно пригласили сепаратистов. Судьба 168 заложников и допуск экспертов к месту крушения малайзийского лайнера — не более чем дымовая завеса, шелуха для пресс-релизов. Официально объявленные трехсторонними переговоры оказались четырехсторонними, причем четвертую сторону в любой другой стране или арестовали бы немедленно. Но в Беларуси им дозволили сесть за стол. Только в Минске их допустили к переговорам в качестве равноправной стороны, вместе с Украиной и Россией. Да еще и с ОБСЕ — чтобы совсем легитимными себя почувствовали. И именно в этом была суть интриги. Заложники и самолет — это информационный фон.

 

Задача переговоров была совершенно другая: легализовать сепаратистов, признать их политической силой, с которой нужно считаться, вести переговоры, отправлять на эти переговоры ОБСЕ. После заседания в Минске ОБСЕ опубликовала на своем сайте сообщение, в котором говорится, что на следующей неделе контактная группа проведет новую встречу с сепаратистами.

 

Единственной территорией, которая согласилась бы легализовать этот формат, оказалась Беларусь. Вот в чем была ее роль. И при таком пасьянсе ничего удивительного нет в том, что собралась контактная группа именно здесь. Потому что Беларусь — это серая зона, где не действуют ни международные, ни внутренние законы.

 

Разумеется, возникает вопрос: зачем это было нужно Петру Порошенко? Поначалу его звонок Лукашенко с просьбой о помощи в проведении переговоров был похож на звонок бизнесмена, спасающего товар. Потому что утром того же дня, за несколько часов до звонка, главный ветеринарный врач Беларуси Юрий Пивоварчик на встрече с руководством Россельхознадзора сказал, что Беларусь готова присоединиться к России и ограничить импорт мясо-молочной продукции из Украины. А еще раньше Беларусь запретила ввоз украинского пива и картофеля.

 

И казалось, что Порошенко на фоне переговоров в Минске хочет заодно восстановить торговлю: мы тебе переговоры и высоких гостей, а ты нам контракты на поставки, и будем друзьями. Но появление на переговорах сепаратистов — это уже куда более масштабная игра.

 

Не исключено, что президент Украины устал от тупиковой ситуации и готов к диалогу с самопровозглашенной властью на Востоке Украины, признать боевиков политической силой, только хочет сделать это чужими руками. А может, Петр Порошенко — гениальный стратег. Просто об этом пока никто не знает.

 

http://www.belaruspartisan.org/opinions/275301/

 



Создан 05 авг 2014